Община друзей: что такое еврейский центр при МГУ «Хаверим»?

С 2016 года при МГУ существует еврейский центр «Хаверим». В нем проводятся занятия для студентов по ивриту, еврейской истории и, конечно, студенческие вечеринки. Мы поговорили с его основателем — Мамашем Скалкой — про еврейский центр, антисемитизм и культуру евреев.


О клубе «Хаверим»

— Добрый день, Мамаш! Расскажите, как родилась мысль создать Еврейский центр при МГУ?

— Она родилась в 2015 году, когда я увидел, что в России ни в одном университете такого центра нет. Я смотрел на то, как это выглядит на Западе, в Австралии, Японии. Там они присутствуют в самих университетских кампусах. Как я уже сказал, в России ничего подобного не было, и я решил сделать такой центр здесь. За опорную базу был выбран первый вуз России — МГУ. В 2016 «Хаверим» был открыт. Еврейский центр предполагает религиозные практики, поэтому мы не смогли локализироваться в самом МГУ, так как университет дистанцируется от любой религиозной деятельности. Но мы хотели быть максимально близко к МГУ, поэтому открыли его здесь, в ЖК «Доминион», напротив Университета.

— А как это выглядит за рубежом?

— Я не был ни в Японии, ни в Австралии, но я был в Америке и кое-где в Европе. Могу несколько примеров привести: возьмем стиль Гарварда и Принстонского университета. Там университеты находятся в отдельных студенческих городках, где много разных зданий — административные, общежития, жилые здания. Обычно в таких местах покупается или арендуется таунхаус, где на первых этажах ведется деятельность Еврейского центра, а на втором этаже живет раввин. Но это стиль университетских городков. В больших городах, как правило, арендуются нежилые помещения, где и ведется деятельность. Мы в итоге такое помещение здесь, в "Доминионе", и сняли.

— Чем «Хаверим» может быть интересен студентам?

— В первую очередь «Хаверим» — образовательные программы. В любом случае, если мы говорим, что мы хотим предложить узнать о еврействе человеку, который о нем вообще ничего не знает, то начинать нужно всегда со знаний. Мы говорим человеку: "Приходи учиться!". Поэтому, когда речь заходит об образовании, речь в первую очередь идет о языке — иврит. Дальше — курс еврейской истории, потому что исторический бэкграунд это очень важная вещь, чтобы в целом понять, кто такие евреи. И всяческие курсы по культуре и религии, потому как в течение четырех тысяч лет в большинстве всех эпох и историй религия была неотъемлемой частью еврейской самоидентификации. Хотя в последнее время еврейская самоидентификация и религия немного разошлись.

— Мы сейчас разделяем еврейство и иудаизм?

— Есть люди, которые разделяют, говорят, что еврейство — это скорее про национальность. Но я не думаю, что корректно так разделять, я стараюсь этого не делать. Даже если взять большую часть секулярного еврейства, то есть не религиозного, они все в большинстве своем каких-то традиций придерживаются. А касательно программ — после образовательных есть развлекательные. Еврейство — не аскетический образ жизни, оно предполагает тесную связь с окружающим миром. Много евреев-бизнесменов, общественных деятелей, деятелей культуры. Наоборот, одна из идей — иметь контакт с миром, чтобы делать его лучше. Есть даже такое понятие, на иврите оно звучит как «тикун олам" — переводится как "исправление мира". Поэтому нам не чужды вечеринки с вином, кальяном, играми и общением.


— Сколько на данный момент на регулярной основе посещает занятия?

— Около 40-50 человек в неделю.

— Когда ближайшее крупное мероприятие, на которое стоит прийти?

— Ханука, конечно! 22-го декабря будет большая вечеринка, посвященная празднику Ханука. Это еврейский праздник, который отмечается уже 2200 с хвостиком лет в память о том, что маккавеи победили в противостоянии с греками и зажгли в иерусалимском храме ритуальный светильник. В память об этом в еврейских домах зажигают ханукальные свечи. Светлый и веселый праздник, мы по этому поводу делаем студенческую вечеринку.


Праздник Ханука, организованный «Хаверимом».

— Расскажите о себе: если я не ошибаюсь, вы учились в США.

— Я родился в Украине в городе Днепропетровск, закончил там среднюю школу с еврейским уклоном, после чего уехал в Израиль и учился в Иерусалимском политехническом институте. После — в ешиве, это раввинская семинария в Израиле, а после — в ешиве в Нью-Йорке. В 2004 году я закончил учебу в США и волей случая оказался в России. Меня пригласили работать в еврейской школе-интернате для мальчиков. Там я проработал семь лет, был сначала вожатым, учителем, потом — завучем, который отвечал за еврейские предметы. В 2011-2012 году я оттуда ушел, а в 2015 году открыл студенческий центр.

— Что в Хавериме может найти студент-не еврей?

— Я думаю, что на любое мероприятие может прийти студент-не еврей. Во-первых, для того, чтобы узнать что-то о еврействе, если ему интересно. Одна из целей Хаверима — демифологизация вопросов, связанных с еврейством. Очень много мифов, клише, стереотипов, мы пытаемся их сломать, потому что в большинстве своем они не соответствуют действительности. Никакой селекции на входе нет.

— Приведите пример какого-то вашего мероприятия

— У нас два года назад было начинание "Стартап-клуб Ротшильд". Ребята приносили свои стартапы, презентовали их бизнесменам, которые к нам приходили и могли в стартапы вложиться. Там были не космические деньги, конечно, но и стартапы на начальных стадиях их не требуют. Но в итоге мы перестали его проводить из-за малого отклика. Другое: согласно еврейской традиции, мы празднуем шабат. Он начинается в пятницу вечером и заканчивается в субботу вечером, начинается и заканчивается он с заходом солнца. В субботу мы любим собираться в Хавериме на такой лаунж — посидеть, покурить кальян. Большой популярностью пользуется иврит, как среди евреев, так и среди не евреев. Причем ходят совершенно студенты совершенно разных факультетов.

— А кто преподает?

— В этом году преподает выпускница кафедры иудаики ИСАА МГУ, в том году был другой выпускник, но он уехал учиться в Израиль и сейчас там в магистратуре.


Выступление Мамаша Скалки на кафедре иудаики ИСАА МГУ в связи с праздником Песах.

— Что интересного "Хаверим" организует в ближайшее время?

— По четвергам мы скоро начнем приглашать известных людей — бизнесменов, журналистов. Из твоей сферы, возможно, придет Демьян Кудрявцев (владелец "Ведомостей" — ред.). У нас была пара мероприятий на экономе, куда мы очень интересных людей привозили — например, гендиректора Burger King Russia, финансового директора "Яндекса". А 4-го декабря, не уверен на 100%, но уверен на 90% — будет мероприятие на юридическом факультете. Там открыли "Центр исследований религиозного права", там три отделения — мусульманское, еврейское и христианское. В рамках еврейского права у меня там будет свой кружок по изучению Талмуда.


Встреча в «Хавериме» с журналисткой радиостанции «Эхо Москвы» Татьяной Фельгенгауэр.

Об антисемитизме

— Поговорим немного про антисемитизм. Для вас шутки, анекдоты про жадность евреев и в целом про евреев — это антисемитизм?

— Нет, конечно. У меня самого тут есть книга, где 990 анекдотов про евреев. И там много абсолютно стереотипных анекдотов, и для меня в этом ничего такого нет.

— Тогда что для вас антисемитизм?

— Это уже сделанные выводы у человека, исходя из этих анекдотов или баек. Это когда человек говорит: "Ага, значит, он плачет на похоронах Ротшильда, значит, все евреи такие алчные". Вот тут уже антисемитизм. А так анекдоты... ничего в них такого нет.

— В современной России есть антисемитизм?

— Бытовой есть. Он никуда и не мог исчезнуть. Россия и антисемитизм практически всю историю России шли нога в ногу, и при царях, и при советах. Поэтому бытовой, среди людей, никуда не мог исчезнуть с падением СССР, слишком мало времени прошло. Чего сегодня нет — это государственного антисемитизма. А раньше он всегда был. Можно в чем угодно обвинять нынешнюю власть, но не в антисемитизме.

— Есть ли антисемитизм в МГУ?

— Антисемитизм и МГУ в советское время всегда шли нога в ногу. Всем известна процентная норма, всем было известно, что еврей, скорее всего, на 99% в МГУ не попадет. Но на постсоветском пространстве я этого не вижу. В МГУ он тоже сошел на нет. Другое дело, что МГУ в целом дистанцируется от религии, но это с этим не связано.

— Раз мы об этом сейчас вспомнили, именно с деятельностью нынешнего ректора МГУ, В.А. Садовничего, в 80-е годы связывают антисемитизм на мехмате МГУ. При решении создавать Хаверим при МГУ вы учитывали это прошлое?

— Мы ходили на встречу с Садовничим вместе с главным раввином России и президентом федерации еврейских общин России. Надо отметить, что он нам устроил очень статусный и серьезный прием, мы у него были полтора часа. Со стороны еврейской общины нас было трое, со стороны МГУ — человек десять. Он нас очень хорошо принял. А о том, что было в прошлом, о процентной норме, я думаю, что лучше исходить из того, что происходит сегодня. Садовничий был совершенно не против нашей деятельности, сказал, что можем заниматься и работать. Надо отметить, что много из администрации МГУ, факультетов после этого идут нам навстречу. Раз ректор сказал, что не против, то и мы не против.


Встреча в ректорате. Фото: Пресс-служба МГУ.

— Я читал интервью одного раввина на Ленте.ру. Там кратко рассказывалось о том, что ультраправые доказывают "еврейский заговор" тем, что едва ли не треть самых богатых и влиятельных людей мира — евреи. В десятке Forbes их пять человек. Как бы вы объяснили сам факт этого?

— Нет никакого заговора, и любые протоколы сионских мудрецов — выдумки сторонников антисемитизма. Еврейского заговора нет: говорю как человек изнутри *смеется*. Я думаю, тут дело в исторических предпосылках. В древности евреи занимались земледелием и скотоводством. Много времени это не занимало, и евреи могли больше времени посвящать духовным практикам. А с разрушением иерусалимского храма еврейский народ весь уходит в изгнание. Римляне в 70-м году нашей эры разрушают второй храм, и все поселение Израиля уходит на запад и заселяет Европу. В результате многих ограничений против евреев в те годы (им запрещали владеть землей, разводить скот), конечно, они были вынуждены менять профессию. Осваивали профессию купли-продажи. Из скотоводов и земледельцев евреи начали превращаться в ремесленников или предпринимателей. Тут дело не в роде занятий, а в умении найти выход из положения в сложной ситуации. Надо же как-то есть, семью кормить. Со столетиями вот эта находчивость в итоге нашлась.

— Тот раввин, с которым я читал интервью, объяснял примерно так же!

О еврейской культуре

— С чего стоит начинать человеку, не знающему еврейскую культуру, но желающему с ней познакомиться? Что почитать, куда сходить?

— Про сходить — хорошее замечание. Можно начать чтение с первоисточников еврейской культуры и традиции. Я бы порекомендовал Пятикнижие с комментариями Раши. Есть на русском языке. Можно попробовать почитать труды Маймонида — они не всем будут понятны, но они довольно интересные. Если сходить, то еврейский музей, это очень правильное место для знакомства. В первую очередь там можно познакомиться с историей евреев в России, но есть элементы и всемирной еврейской истории. Там можно познакомиться с еврейской культурой, религией, традицией.

— Что человека, который не близок к еврейской культуре, может удивить? Шокировать?

— Я сам из светской семьи, хоть и еврейской. Папа — инженер, мама — врач. Мы ничего не знали о еврейской культуре. И о том, что я еврей, я вообще узнал на улице — мне кто-то из ребят об этом сказал. Поэтому мой путь к нему он очень осознанный, не потому что меня с детства к этому приучили. Мне лично в еврейской жизни понравился институт семьи — не в том плане, что люди просто вместе живут, а вместе живут ради какой-то цели. Воспитать не просто хороших людей, а людей, которые будут продолжателями еврейской традиции. Это для меня выглядело волшебно. Я еще маленьким мальчиком приходил в гости к семьям, соблюдающим шабат, и видел, как они вечером пятницы проводят время вместе, что-то обсуждают. И так каждую пятницу. Меня это очаровало. И я стал мечтать, что в какой-то день у меня будет тоже семья, с которой я смогу сесть в шабат за стол и поговорить. Меня очаровала еврейская традиция тем, что в ней все имеет какие-то точные, практические применения. Кажется, что религия — вещь абстрактная, связанная с тем, что мы не понимаем. А в еврейской традиции все четко, все расписано.

— Допустим, человек, раньше не причислявший себя к евреям, решит стать иудеем. Что кардинально изменится в его жизни?

— В первую очередь изменится его жизненная практика: он в субботу начнет отключать телефон, перестанет ездить на транспорте. А будний день будет начинать с молитвы. Изначально в сознании ничего не изменится, но практика будет менять и сознание. Еврейская традиция предполагает, что сначала человек делает, а потом уже у него меняется сознание и мироощущение.

— Многим религиям сегодня трудно выжить в современном мире. Мы многое можем сегодня объяснить. На ваш взгляд, как с этим справляется современный иудаизм?

— Сегодня еврейский мир старается навести мосты между Торой и наукой, многие люди целую жизнь этому посвящают. Еврейская традиция не исключает науку, но и не исключает традиций. Мы понимаем, что и то, и то правильно, и пытаемся понять, в чем суть противоречий между Торой и наукой. Например, классический случай: в Торе написано, что бог создал мир за 6 дней, а на седьмой отдыхал. Наука говорит немного о другом, что он существовал десятки миллионов лет, были и такие эры, и такие. В толкованиях на Тору мы находим, что эти шесть дней творения длились не 24 часа, как сейчас длится день, а гораздо дольше. Каждый день вмещал в себя огромные отрезки времени. Книга толкования на Тору Мидраш говорит, что нормальное суточное время началось с наступлением 7-го дня. Не надо стараться исключить из картины какую-то точку зрения, которую ты не понимаешь. Надо дойти до некой точки «общего знаменателя», когда не будет противоречий.

— На ваш взгляд, можно ли сегодня следовать канонам иудаизма? Насколько это сложно современным молодым людям?

— Я думаю, что можно, и не очень тяжело. Если у человека есть желание и если он приходит к заключению, что ему это надо, то не тяжело. И намного легче, чем это было в старом мире. Намного легче, чем в СССР. Я бы сказал, что этот образ жизни не просто не мешает, но помогает. У меня есть друзья, управляющие большими компаниями — и по субботам они все равно отключают телефон, не пользуются компьютером. Некоторые ассистенту отдают телефон, некоторые еще как-то. Еврейство — это же не аскеза, говорящая отключиться от внешнего мира и погрузиться в религиозную практику. Сама религия предполагает исправление и улучшение этого мира, поэтому религиозная практика не уходит из мира, а несется в мир.


Подписывайтесь на канал «Первый университетский» — главный канал про МГУ в Telegram!

84 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все